8. Первая сессия - Кирилл А. Морозов

Автор
Опубликовано: 429 дней назад (22 мая 2023)
0
Голосов: 0
Отгремели салютами и ракетницами новогодние праздники. Тогда отдыхали по 3 дня. Рождество не праздновали. Ну, то есть в семьях, на кухнях «хрущевок» это был повод выпить, но выходных тогда не было. И началась первая моя сессия в ЛМК. Сначала сдавали предметы, которые заканчивались в первом семестре на весь срок обучения.
Электротехника, преподаватель Белов. Весёлый и добрый дедушка. Он никого особо не гонял по своему предмету. Но рассказывал случаи из жизни, и чаще со смертельным исходом. Вот что бывает, если не знать азы электротехники. Он научил нас самому главному. НИКОГДА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ С ЭЛЕКТРИЧЕСТВОМ НА ТЫ!!!! Вдаваться в подробности предмета не буду. Скажу только одно. Мы его слушали всегда с интересом, и он никому ни одной двойки не поставил. Я получил «отлично».
Физику преподавал Джузеппе. Тоже престарелый и добрый дедушка. Прическа у него была как у Джузеппе из нашего детского фильма из СССР «Буратино».
Я извиняюсь за то, что не помню полностью имён и фамилий наших преподавателей. Но время даже память не щадит. Прозвища и те не все помню. Сразу скажу, что АБСОЛЮТНО ВСЕ преподаватели были у нас уважаемыми. Некоторые были конечно строгими и беспринципными, но обид на них не помню. К тому же практически все пережили в войну блокаду Ленинграда в разном возрасте и часто нам рассказывали про ту жизнь. И мы их слушали и слушали и слушали. Я еще буду писать их воспоминания дальше.
Черчение, преподаватель Кулик. Молодая и красивая женщина лет 35 примерно. Очень добрая и отзывчивая. Поставила мне трояк.
Некоторые предметы уже не помню.
И, конечно же, алгебра с элементами высшей математики. Преподаватель Тоболина Валентина Михайловна. По алгебре были просто зачётные контрольные. Этот предмет изучать еще семестр.
И вот началась сессия. Сессия была у всех курсов. К новому году 4й курс уже выпустился и главными стали третий курс. Им выдали мицы с козырьками и они с ними не расставались.
Подготовка к сессии началась примерно за 2 недели до НГ. Лекций не было. Мы на занятиях разбирали вопросы, ответы на них, конспектировали. Некоторые преподаватели даже говорили писать шпоры, но если с ними поймают на экзамене, то банан обеспечен. Дело в том, что когда пишешь шпору с ответом на вопрос билета, ты еще раз пробегаешь глазами по ответу и память рукИ при написании тоже кое что запоминает. В общем, у нас можно сказать сессия была не такой нервозной как у студентов. Мы под строгим контролем посещали все занятия и вели конспекты. И на занятиях проводились небольшие контрольные «летучки». Да и стимул был учить задания, хотелось в увольнение попасть.
Но всё же, я умудрился по алгебре получить за первый семестр 3 банана. Два к сессии исправить успел. При чем приходилось реально в темы въезжать. Попытки сдачи измором Тоболина не воспринимала. А вот третья двойка так и перешла во второй семестр. Был второкурсник, который так и не сдал алгебру еще с первого курса. И его отчислили.
В общем, дело шло к каникулярному отпуску на 2 недели, а у меня был банан по окончании сессии. Домой очень хотелось. Более половины года не видел родню, друзей. А тут двойка никак не исправлялась. И мне строго настрого запретили покидать ЛМК. В увольнения я еще кое как отпрашивался, мне телеграммы мама присылала, что переговоры назначены на выходные дни. А в то время скайпов и мобильников не было. Межгород только заказывали заранее, и тогда 1 минута стоила рубля 1,5. Можно было срочные переговоры заказать в течение часа, и тогда минута стоила около 3 рублей. А таксофоны пятнашки (15 копеек) глотали со скоростью 1 монетка, за секунд 10.
А те, кто были с Владивостока или Совгавани, зимой в отпуска не ездили. Только летом. Далеко. За 2 недели не поспеть, а самолёт нам не оплачивался.
В общем, путем нехитрых убеждений, и кое каких мухлежей с телеграммами из дома, мне удалось убедить начальство в необходимости поездки домой в первый каникулярный отпуск. Добираться 1300 км. Сначала самолётом 1000 км, потом автобусом или попутками еще 300 км.
На самолёт меня провожал старшина группы Головка. В аэропорту со мной был до самой регистрации. Потом перелёт на АН-24 почти 3 часа и вот я в другом аэропорту, почти дома. Меня встретил Отец. Он был на служебном «москвиче-каблук» (пирожковоз). В аэропорту, когда мы садились в машину, к нам подошел солдат-срочник. Он увидел номера своего региона на «пирожке» и слёзно просился с нами. Всего 2 места и он согласен был ехать в будке. Зима, январь, холод, а ему ехать часа 2,5. Там он на трассе, сказал, что выйдет. Вот так молодым ребятам хотелось домой. Мы его взяли, и батя сказал сидеть тихо. Запрещена перевозка людей в будке.
Тут я немного отступлю от темы ЛМК. Просто помню те эмоции. Первый отпуск, я в морской форме. Да и друг как узнал, что я пишу воспоминания, просил меня о нём упомянуть.
В общем, приехали мы часу в 12-м ночи, стол накрыт, мама колотится на кухне и там же за столом сидит мой друг и одноклассник Андрей. Мобильников ведь не было, и он просто терпеливо ждал моего приезда уже около 2-х часов. Батя к полудню выехал за мной, через 6 часов был в аэропорту. И потом через 5 часов вернулся со мной. Ночью было ехать веселее. Трасса была пустая. Солдат вышел на трассе через пару часов и пошел в сторону ответвленной дороги к своему селу. Ему идти 7 километров, ночью, в злом холодном снежном ветреном январе. И вокруг одна степь и ни единого фонаря. Сильна воля человека, когда он идёт домой. От предложения доехать до села, он нас отговорил. Дорога степная, разбита тракторами. И на том огромное спасибо!
То, как я провел отпуск, особо описывать не буду. Так упомяну, что заходил в школу, прошелся по друзьям-одноклассникам, по одноклассницам. Много выпивал. И всё время был в морской форме. Это всех, разумеется, будоражило. Я был центром компании. Многие даже гордились и старались поближе быть ко мне. Я это чувствовал и совершенно не задирал нос. Я общался со всеми и по многу. В общем, Друг Андрей, меня так дожидался практически каждый мой отпуск у меня дома. До самого выпуска.
И еще есть друг и одноклассник Игорь. Тоже дружим до сих пор. Он поступил в Кировоградское высшее авиационное училище гражданской авиации (КВЛУГА). Украина. О нем чуть позже, про второй отпуск буду писать и обязательно о нем расскажу. В первый отпуск мы с ним не встретились. У него он был позже, чем у меня.

""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Друг и одноклассник Андрей. В школе часто дрались с ним в младших классах. Потом сдружились.
Шевроны нашил в отпуске для фарса, повыпендриваться. Ну а кому не хотелось?



Отпуск пролетел как пуля. Как же не хотелось обратно в дурку. Хотелось вот так вот ходить в форме по гостям, где ты был желанным кумиром-моряком в бескрайних степях. Хотелось постоянно с друзьями выпивать и ходить по всем кто меня знает, где тебе наливают, и закусить дают. И учиться больше не хотелось. Хотя даже не строгая учеба наряды и распорядок дня отбивала охоту возвращаться, а гнёт старшекурсников. Этот гнёт не кончался. Нас постоянно гнобили те самые 3 му.ака. Остальным уже было на нас наплевать. Мы даже кое с кем сдружились. Шиш, Катя, Гагик, Горбатый, те самые нормальные из старшего курса. Но вот те трое, нам так и не давали жить спокойно. Постоянно нас задевали, следили за нами и только и ждали момента, что бы в очередной раз дернуть, прицепиться и что-то заставить делать или просто стоять и выслушивать их нытьё про то какие они «старички уважаемые», а мы караси во всём виноватые. Но об этом я никому не рассказывал. Терпели все и я терпел. Да и зачем домашним знать про такое. Сразу же подумают про оголтелую дедовщину. И про питание ничего не рассказывал. Просто попросил по возможности слать мне посылки с провиантом. Ну так, для разнообразия.
Посылки слали многим, и мы часть провианта отдавали старшакам, делились. К тому времени народ начал беднеть. Продукты в магазинах были в не большом количестве. И их уже нельзя было просто так купить, надо было выбирать между маслом и колбасой, между хлебом и молоком. По этому, мои родители не могли часто собирать мне посылки. У нас даже видака не было дома, хотя уже у многих был. Еще и братик младший был, который каждый день радовался, что я дома. Даже письма мне писал в дурку, рассказывал, как тяжело им было. Зарплаты не поспевали за ценами. А когда я начал собирать сумку в дорогу, он даже немного плакал. Не хотел меня отпускать.


""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.

Моя семья. Мамы к сожалению в живых нет уже. Умерла в 1998 году. Не дожила 3 недели до рождения внучки (моей дочки). Отец тоже был курсантом Владикавказского высшего военного общевойскового училища в начале 1960-х годов. Братишка и сейчас служит. В звании подполковника.



Опять дорога, самолёт, Пулково и вот захлопнулась дверь кубрика за мной. Еще утром был дома, а теперь вечер перед отбоем. Блин… я под впечатлением… ничего не хотелось, даже есть. Помню, прибыл в субботу, на следующий день каким то чудом не загудел в наряд, и по быстрому убыл в увольнение. Очень не хотелось видеть эти надоевшие лица старшаков и слушать их придирки. Да и к тому же родственникам которые Питерские, кое каких гостинцев со степей привёз и им надо было передать.
Пробыв у своих почти до вечера и снова наевшись домашних харчей, я поехал в дурку. Вообще ноги отказывались идти. Перед глазами постоянно всплывали картинки из отпуска. Сцены пьянок, ночных утех, лица девчонок, столы с шикарной закуской. И вот снова забор, распорядок, занятия.
Вечером перед отбоем начал побаливать живот. Не знаю от чего. Может от контрастов еды, а может еще от чего то. Я ночью вставал пару раз с попытками вырвать. Ощущение тошноты было, но ничего не выходило. Дежурным по роте был Горбатый с 3 курса. Он был нормальный, спокойный и адекватный парень. Он увидев меня бледного, спросил о самочувствии. Я сказал, что живот болит и рвота накатывает. Тогда он резко сказал мне собирать шильно-мыльные, одеваться и срочно идти в санчасть.
Санчасть у нас находилась в деревяшке. Так почти под утро я в робе, шинели и с пакетом прибрёл в санчасть. Там сразу дверь открыла пожилая медсестра, и быстро меня оформив, провела в палату. В санчасти было 6 стационарных палат, 2 из которых были за ограждением (изолятор), и пара процедурных кабинетов.
В школе я лежал в больницах. Привычно уже было. Один раз после укуса крысы (на мусорке поймал, за палец укусила), второй раз с болями в животе. Но санчасть это нечто другое. Это вроде бы и с распорядком дня, но нет зарядок по утрам. Можно спать до 8 утра. Только часиков в 6 нас будили, ставили градусники, а потом мы снова засыпали. В санчасти была столовая и туда завтрак, обед и ужин привозили и столы накрывали. А мы как бояре прямо из палаты в тапочках шли откушать. Потом после завтрака был обход, прием лекарств и весь день можно лежать или смотреть телевизор. Потом так же обед и тихий час как в детсадике. Потом даже нечто вроде полдника было. Печенька с кефиром или яблочко. Потом снова процедуры и ужин. После ужина телевизор, смотреть можно было часов до 12 ночи. Дежурные офицеры заходили очень редко. Медсёстры были лояльные. В общем санчасть это рай для курсанта. Эдакий оазис рая в пустыне внутри забора.
Некоторые лежали в госпитале. Рассказывали, что там лежали все рода войск, и так же процветала дедовщина. Самые младшие там шуршали, а кормежка была еще хуже, чем в дурке. Но мне повезло. Я лечился в санчасти ЛМК.
В общем, в то утро когда я поступил, мне промыли желудок, взяли анализы, назначили пилюльки, и я 10 дней там пролечился.
10 дней я ничего не делал, а только ел, спал и смотрел телевизор. А сокурсники летали, шуршали, учились. Такой режим после отпуска меня немного от стресса возвращения привел в нормальное состояние, и мне снова захотелось носить морскую форму. Пока я лежал в санчасти, сокурсники съездили на разгрузку картофеля, на товарную станцию. Там они разгружали вручную вагон с мерзлой картошкой. Я не хвалюсь, что схитрил и лег в санчасть. Я ведь не знал, и живот у меня реально болел.
Самое плохое, что было в санчасти, не было сигарет. У меня оставалось при поступлении пол пачки, а те кто лежал со мной тоже либо были без сигарет, либо некурящие. В роту конечно я звонил, и однажды мне принесли сигарет но не много. И они кончились быстро. И я 2 дня был без сигарет. Потом в палату положили еще 2х третьекурсников. Один был судомех, другой судовод. Оба нормальные и не задиристые. Вот они были опытные и перед тем как лечь сходили в город за сигаретами. У третьекурсников были увольняшки всегда на руках. Им всего лишь надо было записаться в журнал, и можно было выходить в город. Они угощали меня и еще того парня сигаретами без всяких просьб. Нам подарили по пачке и потом еще разрешили брать их сигареты из тумбочки, когда понадобится. Я пытался им денег дать, не брали. Вот это были ребята! У нас тоже были такие же. Горбатый меня не раз угощал сигаретами, когда я дневальным был, а он дежурным. И еще много кто делился с нами конспектами. Но вот тех троих мудней я не забуду. До сих пор в ушах их противный визжащий голос. Если прочитают, думаю себя узнают.
Как то вечером мы смотрели телевизор. Думали как обычно посмотрим его далеко за полночь. Начинался какой то фильм начала 90-х, ну те которые были с плохими окончаниями (типа груз 200). Дежурной медсестрой была та самая пожилая бабушка. Она в 23.00 подошла и выключила нам телевизор. Курсанты возроптали, кто-то обронил фразу «ну как при Сталине, тоталитаризм…». А медсестра сказала, что гордится тем временем и самим Сталиным, и что жила при нём. И еще она плакала вместе с родителями, когда Сталин умер. И плакала по-настоящему. В то время стало модным разоблачать всякие культы личности. Повылазили откуда то горе-журналисты (журнашлюхи), и в погоне за жареными утками даже готовы были ради сенсации врать, врать и врать в своих желто-пёстрых газетёнках. Для меня как для юноши новое перестроечное время было непонятным и неизвестным. Но вместе с тем уже понятным в плане бедности и нехватки денег и продуктов. Противники СССР можете идти мимо. При СССР всё было. При горбачевщине все ушлые стали барыгами, и настало то самое время, гадкое беззаконие, которое вы пытаетесь приписать СССР. Нет ребята! Не смешивайте СССР и горбачёвщину! Но медсестра реально жила при Сталине. Да его боялись и уважали, и нынешние бы казнокрады при нем жили бы не во дворцах, а в гробах под землёй с холмиками без табличек с именами, а не то что бы с оградками. И она нам рассказала как жила в блокаду маленькой девочкой. Они ели побелку со стен, соскабливали ее и разводили с водой. Побелка была не опасна для здоровья и на какое-то время забивала жуткий голод. А самой большой радостью было, когда с консервного завода привозили рыбьи кишки. Они их проваривали или замораживали и так ели. Кишки были горькие от желчи. Самое лакомство были пузыри и печень щуки. Она много чего рассказывала жуткого. Но, то была война. Канализация не работала, и повсюду за углами можно было вступить в фекалии. Однако настало такое время, когда людям было нечего есть, совсем, по несколько дней, и разброс фекалий прекращался и вовсе. Может я что-то неприличное написал, но так было. Ну не может выйти снизу если сверху ничего не зашло. А еще случались нередкие случаи людоедства. Милиция часто находила трупы людей с вырезанными филейными частями, или обрезанные от мяса человеческие кости. К этой теме еще вернусь.
И снова подъём, зарядка, распорядок, занятия и напряги со старшаками.
4й курс выпустился и СВОшниками стали заступать 3й курс. Самый козырный наряд был у помощника дежурного (помдеж). Он был наделен полномочиями дежурного офицера, находился в дежурке за пультами и телефонами, а главное ему выдавали на сутки штык-нож. О, это для меня было супер, носить на ремне настоящий штык-нож. Для чего я не знаю, но как символ того, что ты вооружен это было действенно. Возможно, так нас приучали к ответственности за вверенное оружие. Применять его никто не знал как. Ну и еще 2 дневальных носили штык-ножи. Это дневальный на входе в дурку и дневальный по УК 1, там где располагались кабинеты всего руководства. Ну и еще когда гражданские люди приходили к курсантам и видели дневального со штык-ножом, на них это производило некое впечатление как от вооруженной охраны. Время было такое, любое упоминание об оружии остужало пыл неизбалованных людей живших при СССР.
Во втором семестре появились новые предметы. Философия – преподаватель Хубецов Иван Александрович, и он же был ППР (воспитатель) в 11 роте. Философия это такая муть. Я уже писал.
Элементная база радиоэлектронной аппаратуры (ЭБРЭА). Преподаватель Гаврюшина Ривека Ароновна. Тоже пожилая женщина заставшая блокаду. Сам предмет конечно же полезный и нужный, но уж очень дотошный. Ривека Ароновна по натуре была доброй и общительной, но бананы рисовала как из пулемёта. Она тоже рассказывала, как ей в блокаду было лет 6 и она отчетливо помнит то время. В то голодное время на рынках и просто с рук часто продавались или выменивались на что-то мясные шарики. За настоящее мясо выменивали фамильные драгоценности, картины, золотые часы. Золото обесценилось вплоть до того, что за грамм 300-400 ржаного хлеба, можно было выменять шкатулку из золота или еще какую то вещь типа яйца Фаберже.
Родители ей запрещали подходить к таким людям. Ну откуда взяться мясу в блокаду в таком количестве? Естественно это было мясо человека. Её саму чуть однажды не съели. Она вспоминала, как ее на улице окликнула какая-то женщина и повела в другой дом. В доме пахло вареным мясом. Её приготовились уже обмыть и стали готовить тазик с водой. Ну не ради же гигиены будет незнакомая женщина мыть чужого ребёнка просто так? Но во время бдительные соседи подняли шум и за Ривекой пришли родители. Вот так её чуть не съели.
Я всех предметов не помню. Пишу про те, которые остались в памяти. А главное, ненавистная мне алгебра осталась. И бананы из журнала никуда не делись.
Так тихой сапой мы приблизились к празднику 23-февраля. День СОВЕТСКОЙ АРМИИ и ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА. В столовой на завтрак были накрыты белые скатерти. Про праздничную кашу на праздничной воде я писал уже. Нам снова выдали белые ремни и белые перчатки. Мы торжественно прошлись по плацу под оркестр и нас распустили в увольнение. Торжественный марш так же проходил и по Рамбову, в общей колонне с другими военными моряками, маршировали и наши курсанты. Туда отобрали самых рослых из всех курсов.
Такое же празднование было и 7 ноября. Наша коробочка шла под флагом вспомогательного флота.
""
Изображение уменьшено. Щелкните, чтобы увидеть оригинал.


Могу ошибаться, но кажется был на тот момент вот такой флаг.
Для меня тогда это был самый красивый флаг из всех родов войск.
Я был низкого роста и меня на такие парады не привлекали.
За это время проведенное в дурке были еще приключения. Однажды гуляли по дворцовой площади в Питере. Нас было 3 курсанта. Мы были в шинелях. И тут к нам в арке прицепились какие то пьяные гопники, старше нас по возрасту. Ну и начали глумиться, руки распускать, толкать и ногами махать. Разумеется мы отбивались как могли, одному гопнику хорошо врезали по морде. И он заорал что есть мочи, что то типа «мореманы совсем оху..ли! Народ помогите! Питерцы выручайте!». Их было 4. И вот в нашу сторону бегут уже 5 парней в гражданке. Ну всё! Нам конец… Приготовились умирать. Те парни подбежали вплотную и с криками «Мужики! Мы из ЛАУ! Помощь нужна?» И тут стало понятно, гопники разбежались в рассыпную. Их кинулись догонять и двоих настигли. Провели по ним серию воспитательных ударов и отпустили. Оказалось, что к нам на помощь пришли курсанты из Ленинградского арктического училища. Они услышали крики из арки о призыве бить мореманов, увидели как нас в форме валяют по грязи и не раздумывая кинулись на помощь. Вот так нас спасли братья-курсанты. Ребята из ЛАУ! Вдруг прочитаете. 1992 год, февраль месяц, дворцовая площадь. Драка курсантов с пьянотой. Спасибо вам братцы! Зря про вас существовала на тот момент такая молва «чтоб обоср..ть морскую славу, какой то х.й придумал ЛАУ» Это не про вас точно! А те, кто это придумал, просто уроды-стихоплёты! Нас ребята из ЛАУ проводили до самого Балтийского вокзала. Больше я никогда и никого из них не встречал.
Еще к тому времени меня познакомили с курсантами из ленинградского речного училища. Кто-то из курсантов наших знал тех курсантов. Так и познакомились. Раза 3 был в общаге у речников. Ходил к ним в столовую на обед. Ох я вам скажу там и шикарно кормили. Котлетки, гуляш, салатики, гречка с подливкой. Хлеб свежий всегда. И жили они в общежитии. Никаких тебе увольняшек, ни тебе построений. Ну так могли конечно в определенные дни построить для проверки. Но нарядов никаких не было. И ходили они в гражданке после занятий. Мне что бы в столовой за своего сойти, дали фланку с их знаками различия шевроном 3 курса, ремень сняли, гюйс не одевали. В общем, привели в максимально разгильдяйский вид, что бы за своего сошёл. И дискотеки у них назывались «скачки». Туда пускали вообще всех. Однако скажу, что был на «скачках» 1 раз, и ни драк ни пьяных не видел. Время что ли было такое. По инерции от СССР у людей уважение было друг к другу. Вот и почувствовал разницу между училищами. В Макаровке было строго. Тоже построения, распорядок, хотя и гражданское училище. У нас понятно что ВМФ, а в речном всё очень просто. КПП конечно было, и там сидели 2 дежурных курсанта, но им было всё равно кто куда проходит. И так я позавидовал речникам тогда. Но, всё же гордился тем, что у меня подготовка на морские и океанские суда, а не на баржи и теплоходики. В общем, кто на что учился.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!